Подписывайтесь на наши соцсети

  • Facebook
  • Одноклассники Social Иконка
  • Vkontakte Social Иконка
  • YouTube

© 2013-2019 Ольга Панюшкина. Все права защищены

Ольга Панюшкина: «Меня переполняет энергия любви…»

13 февраля 2015 года в Центральном Доме Художника при участии «Маленького оркестра» состоится презентация альбома Ольги Панюшкиной «Вишня-Черешня» - это новая городская песня, эстрада в лучших её традициях. Накануне концерта мы встретились с Ольгой, но разговор получился не об альбоме (и это правильно – музыку нужно слушать вживую), а о сложном и бесконечном пути к себе.

Образ дороги, уходящей за горизонт, как нельзя лучше соответствует человеческой жизни. Какой она будет - широкой и прямой или извилистой и в ухабах – от нас напрямую не зависит, но в наших силах пройти любую из них ярко и достойно. В разговоре Ольга упомянула, что по гороскопу она «огненная лошадь». Можно верить, можно относиться с иронией к древним предсказателям, но свою дорогу композитор, поэт, певица Ольга Панюшкина преодолевает именно так: порывисто, огненно, с огромным трудолюбием и упорством. Да и чего можно ждать от выпускницы дирижёрско-хорового факультета Российской Академии Музыки имени Гнесиных и Тамканского университета на Тайване (китайский язык), работающей в крупной компании с хорошей, даже по европейским меркам, зарплатой, но вернувшейся на сцену к своей музыке, к своим стихам, к своей песне?

-Ольга, как складывался Ваш путь в «артистки»?

- Сколько я себя помню, где-то с пятилетнего возраста, прибегая домой, я кричала с порога: «Мама, я песню написала»! Но так как в семье профессиональных музыкантов нет, никто серьёзно к этому не относился. Есть среди семейных преданий история про бабушку, которую чуть не взяли в хор имени Пятницкого, но мне приходилось всегда доказывать, что я имею право быть певицей. А в музыкальную школу меня отдали за компанию со старшей сестрой, потому что пианино всё равно куплено. Первая осознанная песня, дожившая до сегодняшних дней, появилась уже после музыкального училища, на I курсе Гнесинки. Я до сих пор исполняю её в концертах. Тогда я писала «белый блюз», но все мои творческие опыты шли вразрез с тем, что происходило в музыке в то время. Эстетам нравилось: я пела в рок-кабаре «Кардиограмма» у Алексея Дидурова. Это легендарное место, у истоков которого были Виктор Цой, Майк Науменко, Юрий Шевчук, Александр Башлачёв, Булат Окуджава. Но широкой публике представить мои песни в то время не удалось – ни Москонцерт, ни Росконцерт меня не принимали, мол, вибрато странное, голос «не советский», а теперь это называют индивидуальностью и изюминкой.

 

- Наверное, именно тогда наметился резкий поворот?

 

- Я чувствовала в себе силу, творческие возможности, но это надо было ещё доказать. Поэтому, столкнувшись раз, другой, третий с непониманием, стала сомневаться, действительно ли музыка и сцена – это мой путь? И вот в 96 году, так сложились обстоятельства, что, оставив работу в музыкальных программах на ТВ, я уехала на Тайвань. Выучила китайский язык в университете, даже преподаю. А в Тайбэе я работала ведущей на радио и телевидении. Знаете, китайский язык дал мне счастье осознания: нет совершенства – есть только стремление к нему. Это путь.

Со стороны может показаться, что я разбрасывалась, но теперь я точно знаю: всё, что я делала, легло в одну копилку – в мои песни. Очень благодарна моим родителям, которые научили меня всё доводить до конца.

Когда я вернулась в Россию, многие отметили, что я стала петь по-другому. Оказалось, что не зря жила на Тайване, хорошо, что не просто так там болталась. Изучая китайский язык в течение трёх лет, была, оказывается, в постоянной распевке - язык ведь тональный. Как сказали бы профессионалы: вокальный аппарат находился в рабочем состоянии. И ещё новые знания – они раздвигают душу, границы твоей личности, что очень важно для артиста. Я даже писать стала иначе, белый стих стал рифмованным. И сама стала женственнее, мягче…и терпимее. Так что, теперь у меня в голосе все три моих образования: и академическое дирижирование, и народная песня, и китайский язык.

 

- Кроме собственного творчества Вы ещё занимаетесь преподаванием. Помогает ли работа с детьми в работе над собственными песнями?

 

- Сказали бы мне в Гнесинской Академии, что я пойду работать в музыкальную школу... Правда, после её окончания, я руководила народным хором «Русь» в знаменитом ДК ГПЗ. Но работа с детьми – это совсем другое: неизвестно, кто кого больше учит.

 

- Как они относятся к Вашему творчеству?

 

- Гордятся, обожают, ходят на концерты, дарят цветы. Однажды мы говорили о принципах преподавания и об отношении к делу с Юрием Юрьевичем Стржелинским, директором нашей школы имени В.Ф. Одоевского, и он произнёс: «Да, Вы просветитель, Ольга Николаевна!» Может быть. Во всяком случае, я чувствую свою миссию – это выпрямляет. И не даёт упасть.

 

- Расскажите немного о работе над альбомом «Вишня-Черешня».

 

- Опытным путём, методом проб и ошибок я поняла, что мои инструменты – это не ударная установка, а перкуссия, контрабас, а не бас-гитара. Говорят, у меня акварельный голос, а электрические инструменты забирают обертона. В 2013 году записали альбом моих романсов «А что такое звук души?..», малой кровью – двумя гитарами. Новый альбом уже в расширенном составе. Музыканты, с которыми я работаю, молодые и талантливые. У нас разница в возрасте в два поколения. Пытаюсь найти с ними общий язык, я ведь разговариваю на языке старой школы, с секретами исполнительского мастерства, которые в меня закладывали мои педагоги – это вызывает и интерес, и отторжение. Но в творческих баталиях идём к взаимопониманию, учимся друг у друга. Главное, что все вместе мы – за Музыку.

 

Мне очень повезло со звукорежиссёром и студией, которая записывает именно акустическую музыку. Кроме поиска своего звучания, был ещё и поиск человека, который сможет это воплотить в записи. Уровень твоих требований должен соответствовать уровню знания исполнителя. У Андрея Старкова в студии на Таганке эти знания есть. Он меня понимает и старается воплотить это в записи. Студийная работа – это не только сложный процесс записи музыкантов, но и редактирование материала, сведение, мастеринг. И, что немаловажно, студия оборудована для одновременной записи, как мне и хотелось. Мы сидели в разных комнатах, с перкуссионистом видели друг друга через стекло, контрабасиста - на телевизионном экране. Это, конечно, не то, что на концерте, но ощущение одновременного присутствия, оно как раз даёт необходимую энергию записи, чего мы и добивались.

В альбом вошли мои песни разных лет. Возможно, в него войдёт и единственная песня на стихи Роберта Рождественского, уже полюбившаяся зрителям «Полынь». В концерте она прозвучит обязательно. Очень приятно, что песню одобрили жена и дочери поэта. Мне радостно, что меня любят слушать и дети, и взрослые. Говорят, что после второй-третьей песни возникает ощущение, будто в зале собрались друзья. Может быть, это потому, что меня переполняет энергия любви, и я делюсь ею со всеми. Есть люди, которые не пропустили ни одного моего выступления, и в отзывах пишут, что после концертов чувствуют в себе прилив сил. Значит, я всё делаю правильно, и у меня получается.

 

В программе 13 февраля, кроме песен из альбома «Вишня-Черешня», будут звучать и любимые авторские босановы и блюзы – песни, которые войдут в следующий диск «Без зонта». Совпадение это или нет, но концерт Ольги Панюшкиной состоится накануне Дня влюблённых. Сходите обязательно с теми, кого любите. Возможно, это будет лучший подарок.

 

Беседовала Елена АЛЕКСАНДРОВА

ИСТОЧНИК